понедельник, 8 декабря 2008 г.

Романтика и суровые финансовые будни



Родилась у меня некая идея. Которая, возможно, крамольная. Ну да впрочем.

Очень и очень много говорят о том, что в шахматах не хватает корпоративного спонсорства. Что нет, нет денег; все разваливается. Однако, если присмотреться к ситуации, то выясняется следующее.

В шахматах по сути есть проблема только с нахождением средств под чемпионаты мира среди мужчин и женщин.

Логика моя такова. Не поднимается вопрос о том, что невозможно организовать мировые детские и юношеские чемпионаты, командные соревнования. Регулярно проходят опены, частные турниры. С супер-турнирами тоже нет проблем – я уже не успеваю за ними следить. За право провести Олимпиаду организаторы бороться начинают лет за пять-шесть. Все прекрасно.

Однако с чемпионатами мира – как ни странно! – большие проблемы. И не надо говорить про бывший раскол и прочие былые мероприятия. Фактом остается ситуация, когда весь шахматный мир очень напрягается, но постоянного финансирования найти не может. Это означает, что интерес со стороны спонсоров к шахматам есть; но нет интереса спонсоров к чемпионату мира по шахматам или этот интерес не перевешивает стоимость минимум четырех новеньких экструдеров, которые инвестор может купить вместо проведения чемпионата мира. Вариант первый. Отсутствие интереса к чемпионату можно объяснить тем, что инвесторы не очень-то и азартны и тщеславны. Не нужны спонсору особо чемпионы; ему нужно что-то другое.

Второй вариант – спонсору чемпионат интересен, но кажется чрезвычайно завышенной та сумма, которую необходимо вложить в призовой фонд и организацию. И его можно понять.

Еще один дополнительный факт - постоянное финансирование (больше одного раза) под чемпионаты мира удается найти только Карстену Хензелю, менеджеру Крамника и Леко. Бизнес-модель перевешивает спокойную неприбыльность ФИДЕ.

Выводы, конечно; определение сути проблемы должно помочь в преодолении проблемы. Чемпионаты мира должны стать борьбой за титул чемпиона мира, а не за призовой фонд. Спортивная составляющая тогда будет выше. В шахматах сведения о призовом фонде указываются иногда чуть ли не перед именами игроков. Этим гордятся. Так может быть нужно уже определиться - шашечки или ехать. Звание чемпиона мира или миллион. Призовой фонд хорошего супер-турнира может составлять один экструдер. Возможно, одного экструдера и звания чемпиона мира хватит и для мирового первенства.

Хотя, конечно, это очень романтично - пытаться объять необъятное. Но в шахматах, опять таки, пока это удавалось только Карстену Хензелю.

2 комментария:

Анонимный комментирует...

Не понятно, что же такого гениального сделал Карстен Хензель? Проведение матчей с участием Крамника больше заслуга Российской Шахматной Федерации и Йожефа Реша. Турнир в Дортмунде потихоньку умирает: с каждым годом топ-игроков там всё меньше и меньше. Не удивительно, что Крамник оставил его. Тот же Данаилов может дать Хензелю сто очков форы. Чисто моё мнение. Но думаю, всё это не больше чем толоч воду в ступе. Что решает кто более гениален? У нас же не политические выборы, а важен конечный результат.

Olena комментирует...

Про гениальное я и не писала - не знаю, что должен сделать менеджер, чтобы быть гениальным. Менеджер все же не творческая профессия. Но хорошо выполнять свою работу Хензель умеет. Вы, возможно, уже не помните 2004 год - а я помню. Бриссаго, например. Такие проекты, за которые тогда никто и не брался, и не думал. Но самое главное, на мой взгляд, - Хензелю раньше всех в шахматах удалось собрать эффективную административную команду. Universal Event Promotion - это команда Хензеля. Слаженной административной команды исполнителей нет сейчас даже у ФИДЕ. Поэтому ФИДЕ радуется, когда есть мыло в гостинице, а команда Хензеля аккредитирует 300 журналистов одновременно.

Заслуги Данаилова я не преуменьшаю, если Вы читали другие посты. Но Данаилов все равно воспринимается в привязке к Топалову. Впрочем, все это субъективно, конечно; поэтому я и пытаюсь ввести рейтинг текущей эффективности влияния на общественную среду.